отдых в Карелии
Туры Размещение Карелия Достопримечательности Фото Отзывы

Кольчатая нерпа
Кольчатая нерпа

Смышленые и симпатичные тюлени этого вида распространены по всему арктическому бассейну, а в Карелии встречаются на Белом море и Ладожском озере. Многие туристы, приезжающие на архипелаг Кузова,  знакомятся с этими животными. Название свое кольчатая нерпа получила из-за оригинальных белых колец неправильной формы, разбросанных по темной шкуре животного.

Взрослые самцы этого вида достигают 1,8 м в длину. Обитает кольчатая нерпа преимущественно на мелководье или около прибрежных вод, иногда поднимается вверх по рекам. В Ладожском озере живут около 10 тыс. тюленей, в Белом море — более 40 тыс. особей. Передвижения их зависят от сезона и корма (питаются кольчатые нерпы исключительно морской рыбой: мойвой, корюшкой, сайкой, навагой). На Ладоге тюлени перемещаются из одной части озера в другую, следуя за рыбой, а на Белом море их передвижения зависят от состояния льда: осенью, когда льды появляются, нерпы подходят к берегам, а зимой отплывают дальше в море, в зону плавучих льдов.

Кольчатые нерпы — единственные из всех тюленей, кто строит гнездо для своего потомства. Самка выкапывает в сугробе нору с тоннелем, ведущим к воде и вентиляционному отверстию, и некоторое время живет в этой норе с детенышем (иногда с двумя).

Главные враги нерпы — браконьеры с гарпунами и белые медведи. Есть несколько случаев, когда на нерп охотились даже моржи.

Хотите узнать больше о Карелии? К вашим услугам: словарь и набор интересных фактов и легенд.

Карелия

Кто такие карельские "паны"?

Еще в XIX веке исследователи местного фольклора заметили, что практически на всей территории Карелии (на тот момент – Олонецкая губерния) существовали загадочные предания и истории о «Панах». Ели рассматривать территориальные рамки, то предания «о панах» начинают встречаться в юго-восточной части Олонецкой губернии (уезды Лодейнопольский, Вытегорский и Каргопольский), затем охватывают всю территорию, протянувшуюся вдоль Онежского озера и доходят до Повенецкого уезда.

Очень много споров велось относительно того, кто же это такие? Были ли это представители определенного племени? Или же наименование «Паны» явилось собирательным для обозначения кого-либо?
Исследования и информация от местных карельских крестьян стала собираться и систематизироваться, и постепенно образ «Панов» (их также еще именуют в народной среде «Литва», «Ляхи», «Паны Литовские» и «Паны Польские») стал вырисовываться. Паны, о чем свидетельствуют рассказы местного населения, не являлись ни каким-то определенным народом, ни каким-то племенем ранее никому неизвестным, ни наименованием определенного сословия… Панами население Карельского края обозначало чужих, «пришлых» людей, приходивших на эти земли исключительно ради грабежа и обращения местного населения «в свою веру». С панами, таким образом, связывались исключительно негативные явления в каре: грабежи, убийства, обращение в чужую веру и т. д.
Паны даже думали утвердиться в Заонежье, о чем свидетельствует тот факт, что они строили на карельских землях жилища-городки и укрепления-замки (как правило, на возвышениях при реках или других защищенных местах). И уже из этих укрепленных мест паны совершали разорительные набеги на местное население, грабили его, а награбленные богатства (деньги, вещи и т. д.) скрывали в своих укреплениях. До XIX века такие укрепленные городки не сохранились, но сохранились о них предания в народе, которые очень часто даже указывали места их расположения. Например, около поселения Шуньги крестьяне показали гору, которую именовали в народе «Городовой» и утверждали, что там укрывались паны, также и на озере Выгозеро есть остров, называемый «Городовым», около поселения Мегра есть «Панское» озеро. Недалеко от деревни Совдозеро находится «Паново болото», в котором по преданию были утоплены паны. Крестьяне называли остатки таких жилищ «пегищами». Есть сведения, что в таких городках-крепостях даже были железные ворота, призванные защитить его обитателей от внешней угрозы. То есть и самим панам жилось в Карелии не очень-то спокойно.
Связаны с пребыванием панов в Карелии и предания о кладах, которые также сохранились среди местного населения и которые путешественники и исследователи этих земель очень часто могли услышать в XIX веке. Вероятно, либо нападающие зарывали награбленное, для того, чтобы забрать его на обратном пути, либо сами жители прятали свое имущество в землю.
Местом, где паны оставили о себе больше всего воспоминаний, является Заонежье. Сохранилась даже история одного памятного нападения панов на о. Кижи, во время которого они осквернили церковь Кижского погоста. Впоследствии она была поставлена на новом месте. Также сохранилась легенда об осаде панами одного из небольших монастырей в Пудожском уезде.
Подведя итог вышесказанному, можно предположить, что «Паны», столь широко известные на землях Карелии, являлись ни кем иным, как остатками от войск поляков, ливонцев, шведов и татар, которые ни один раз беспокоили Россию в смутные времена.
Этот вывод был сделан историками-краеведами после того, как была собрана вся возможная информация о загадочных «Панах» и соотнесены их черты с чертами тех нерусских племен и народов, о которых нам повествует летопись. Видно, что они приходили на карельские земли исключительно для грабежа. Когда основные силы пришлых интервентов разбивали в центре страны, то они еще долго могли беспокоить южные и западные её рубежи. Вероятно, что и Олонецкий край являлся тогда местом их пребывания. Временные рамки, в которые паны находились на карельской земле, точно установить сложно, но можно предположить, что это – периоды столкновений населения Карелии с соседями, так и набеги на окраины поляков и литовцев, хозяйничающих в России во время Смуты (здесь даты могут быть названы с большей точностью: 1611/12-1615/16 года). И тут стоит отметить еще один факт: в памяти народной перемешались как войска самозванцев, так и финны и шведы – ближайшие соседи, неоднократно нападавшие на Карелию.
Можно также сделать попытку систематизации памятников, оставшихся от нашествия панов: к первой группе можно отнести «курганы» и «насыпи», которые, по преданию, возводили местные жители над могилами панов, убитых в бою; ко второй – «городки» и «крепости», которые служили приютом и укрытием для панов; к третьей – «клады», которые после себя оставили паны. Также сюда могут быть отнесены названия местностей, происхождение которых связано со смутными эпохами.
  
Кузнецова Наталья
  
Примеры легенд «о Панах»:
Легенда № 1: «Говорятъ, въ деревнѣ Большая Сельга, въ 5 верстахъ отъ погоста, у богатаго крестьянина Курика, ограбивъ имущество, Паны хотѣли осмѣять жену; связавъ мужа, оставили въ избѣ съ двумя малолѣтними дѣтьми, а сами, напившись до пьяна, отправились отдыхать въ чуланъ. Когда грабители уснули, Курикъ велѣлъ маленькому сыну достать съ полки ножикъ, но какъ мальчикъ не могъ, то отецъ указалъ ему на крюкъ (кочергу); попытка эта удалась, и Курикъ, разрѣзавъ веревки, вышелъ въ сѣни, заперъ чуланъ, въ которомъ почивали хмѣльные гости, снаружи и потомъ въ окошко перестрѣлялъ всѣхъ, ‑ а ихъ было до 40 человѣкъ. Курикъ похоронилъ Пановъ въ 50-ти саженяхъ отъ деревни».
Легенда № 2: «Въ старину незапамятную, Богъ вѣсть отколѣ, къ Челмужскому берегу подплыли „паны“ и причалили свои суда въ томъ мѣстѣ, которое теперь извѣстно подъ именемъ „Копанца“. Желая перетащить свои суда далѣе, черезъ стрѣлку, паны перекопали ее и остановились лагеремъ въ томъ мѣстѣ, гдѣ теперь стоятъ сопки. Тутъ, по преданію, на ихъ лагерь напалъ такой туманъ, что они не узнавали своихъ и въ ожесточенной свалкѣ перебили другъ друга. Мертвыя тѣла ихъ, оружіе и даже пушки мѣстные жители закопали въ землю, а сверху насыпали курганы или — по мѣстному — „сопки“.
Легенда № 3: «Въ смутныя времена самозванцевъ и междуцарствiя польскiя паны, переходя, для грабежа, съ одного мѣста на другое, наконецъ проникли въ Лодейнопольскiй уѣздъ. Крестьяне Мегорскаго селенiя, узнавъ, что паны пробираются къ нимъ, искали способовъ къ защитѣ отъ непрiятныхъ и незваныхъ гостей; но они не появлялись, а потому жители Мегры скоро позабыли объ угрожавшей имъ опасности. Между тѣмъ, паны приближались. Въ одинъ день крестьянинъ, имени котораго не запомнятъ, идучи на охоту, увидѣлъ издали, что на встрѣчу къ нему идетъ болѣе 1,000 вооруженныхъ людей, а за ними тянется огромный обозъ. Положась на волю Божiю, крестьянинъ пошелъ къ нимъ на встрѣчу и, для спасенiя своихъ сосѣдей, рѣшился пожертвовать жизнiю. Съ такими мыслями онъ встрѣтился съ идущими. Они схватили его, начали бить и распрашивать о богатствѣ жителей. Крестьянинъ, чтобы избѣжать побоевъ, далъ слово проводить и указать сокровища сосѣдей. Паны повѣрили мужику и пошли за нимъ. Въ то время не было еще почтовыхъ дорогъ; а потому неизвѣстно, долго ли крестьянинъ водилъ ихъ съ одного мѣста на другое, не желая, впрочемъ, указать селенiя. Наконецъ настала ночь. Блуждая въ темнотѣ, крестьянинъ нечаянно пришелъ на равнину. Панамъ показалось, что тутъ деревня; а потому они забыли мужика и повозки и бросились опрометью къ гладкой равнинѣ. Вдругъ, къ удивленiю крестьянина, не стало ни одного пана, а гладкое мѣсто, на которое собрались они, превратилось въ круглое озеро, которое съ того времени и получило названiе «Панскаго». Оправившись отъ удивленiя, мужикъ нашъ хотѣлъ было поживиться сокровищами, которые оставили паны, но лишь только приблизился къ повозкамъ, какъ они исчезли, и на мѣстѣ ихъ образовался ручей, который и до сихъ поръ называется «Панскимъ».


А также:
Главная → Карелия → История → Кто такие карельские "паны"?