отдых в Карелии
Туры Размещение Карелия Достопримечательности Фото Отзывы

Семга

Семга — атлантический лосось — самая ценная из промысловых рыб Белого моря. Это проходная рыба. Живет и откармливается в море, а для размножения заходит в крупные и средние реки. Многие сотни и тысячи километров преодолевает семга, направляясь в места размножения, в северные, порожистые реки. Во время пути рыба не питается и живет только за счет жира, отложенного в теле. В истоках рек, с прозрачной водой, песчано-галечным грунтом и быстрым течением рыба движением тела и хвоста роет ямку-гнездо, откладывает туда икру, а затем засыпает песком и гравием. После нереста обессилевшую рыбу сносит в море. Молодые рыбки, прожив в реке 2–3 — года так же скатываются в море. Только спустя 4–5 лет они возвращаются в родные реки для размножения. Места нереста семги охраняются. Запасы этой рыбы пополняются искусственным разведением.

Хотите узнать больше о Карелии? К вашим услугам: словарь и набор интересных фактов и легенд.

Карелия

Ларс Петтерсон или как спасали Заонежские церкви и иконы

Заонежье, а в первую очередь Кижи, действительно благословленное место. А чем еще можно назвать тот факт, что в годы оккупации Великой Отечественной войны этих территорий финнами туда попали никто иной как молодой искусствовед – Ларс Петтерсон и архитектор-художник – Ойво Хелениус. Они первыми с 1942 по 1944 изучали и пытались сохранить памятники деревянного зодчества и иконы «северные письма» на территории Заонежья.  

Но все по порядку. В 1942 году Ларс прибывает в заонежье в составе 7-й армии генерала Хеглунда. Как сам ученый рассказывает в своем интервью специальному корреспонденту «Известий» Р.Армееву «Мне поручили изучать и охранять памятники истории и культуры Заонежья. Генерал боялся, что в этом районе начнутся активные боевые действия, и памятники неизбежно пострадают<… >Изучать значило делать обмеры, чертежи, фотоснимки... <…> Меня повсюду сопровождали помощники – чертежник и художник. С цветной фотографией тогда было сложно – негде проявлять пленки, и потому художник Оива Хелениус делал по моей просьбе акварельные зарисовки. А к лету 44-го года наша разведка доложила, что на островах стали появляться советские десантники, а может, партизаны – не помню, у которых якобы была задача поджечь деревянные памятники, «чтобы они не достались противнику». Вот тогда я и получил приказ снимать из церквей и часовен иконы и вывозить их в Петрозаводск. Мы понимали, что это произведения мирового класса и нельзя дать им погибнуть».
 
Результатом исследований стала двухтомная диссертация «Культовая архитектура Заонежья», в 1950 г. в Хельсинки была издана монография, где значительное место уделялось Преображенской церкви. А в 1989 году, когда и было взято интервью корреспондентом «Известий» Ларс Петтерсон снова посетил Заонежье и передал музею-заповеднику «свыше двух тысяч страниц микрофильмов – это те самые чертежи и обмеры, которые делались в Заонежье в войну, - мы изучили тогда 120 церквей и часовен; это и цветные слайды с 62 акварелей Хелениуса, и фотоснимки, и карандашные эскизы различных строительных деталей, и копии старинных церковных инвентарных книг...»
 
В 1944 году из Заонежья были вывезены многие иконы, в том числе иконы Преображенской церкви. Демонтированные финскими исследователями «небеса» из главной церкви Кижей по рассказам Ларса были сложены в каменном доме с сопровождающей запиской на нескольких языках, что это иконы Преображенской церкви. Ученые надеялись, что в каменном доме они не пострадают от пожара, но, к сожалению, иконы были сожжены вместе со строением.
 
Судьба икон, увезенных в Финляндию была таковой, что поучаствовав  в выставке 1944 года в Хельсинки после войны и заключения мирного договора, живописные доски были возвращены в СССР. Вот как это описывает Ларс Петтерсон: «Многие из икон были увезены в Финляндию, но сразу же после заключения мирного договора все до единой были по списку возвращены. Правда, никто из советских представителей не приехал принимать ценный груз. Я знаю, что все это было упаковано и погружено в вагон или два и отправлено в Петрозаводск, где ящики выгрузили прямо на платформы, и они – так мне рассказывали очевидцы – еще долго лежали под открытым небом, под дождем»
 
Исследователей успел составить полный каталог икон, готовя их к выставке 1944 года. Иконы в результате все-таки были разобраны и реставрированы после лежания в сарае под протекающей крышей:«<…>я вспомнил рассказ доктора искусствоведения Веры Григорьевны Брюсовой о том, как по заданию И. Грабаря она, сотрудник Государственных центральных художественно-реставрационных мастерских, и Н. Е. Мнева, заведующая древнерусским отделом Третьяковской галереи, в июне 45-го года прибыли в Петрозаводск для разбора и аварийной реставрации икон, возвращенных нам Финляндией (фамилия Петтерссона была тогда для них не известна). Списка им никто не передавал, иконы были пронумерованы, но никак не «привязаны» географически, поэтому, разбирая их, пользовались старыми описаниями, фотографиями. Сразу же обнаружили пропажу «неба» из Кижей и узнали (тогдашняя версия), что огромные иконы были распилены на дрова и сожжены. Имен усердных «истопников» узнать не удалось. Немало пришлось поработать реставраторам по укреплению живописного слоя, расчистке от грязи – результат небрежного хранения «досок» в сарае с протекающей крышей. Затем произведения древнерусской живописи были переданы в фонды местного музея».
 
Труды Ларса Петтерсона по систематизации и анализу памятников деревянного зодчества  и живописи Заонежья до сих пор не переведены на русский язык.
фотогалерея
  • чертежи Ойво Хелениуса
  • чертежи Ойво Хелениуса
  • чертежи Ойво Хелениуса
  • акварели Ойво Хелениуса с Кижей
  • акварели Ойво Хелениуса с Кижей
  • акварели Ойво Хелениуса
  • акварели Ойво Хелениуса
  • Ойво Хелениус


А также:
Спецпредложение
специальное предложение
Благоустроенный коттедж в 100 км. от Петрозаводска и 300 км от Санкт-Петербурга, у воды, рассчитан на 6 основных и 2 дополнительных места (3 спальни). Июнь и июль - 6000 рублей. Август - 8000 рублей.
от 8000 руб
Главная → Карелия → История → Ларс Петтерсон или как спасали Заонежские церкви и иконы