отдых в Карелии
Туры Размещение Карелия Достопримечательности Фото Отзывы

Морской заяц

Это самый крупный тюлень, встречающийся на территории России. Взрослый самец этого животного достигает около 2,5 м в длину и весит примерно 360 кг, хотя встречаются экземпляры весом 700 кг. Окрас у морских зайцев желтовато-серый, а с верхней губы свисают многочисленные длинные и уплощенные усы.

За его пугливые повадки, а также за подобие скачков, с помощью которых зверь перемещается по льду, русские зверобои прозвали его морским зайцем. Иначе этот  животное называется лахтак.

Морской заяц — необычайно ценный промысловый зверь. Из его толстой и прочной шкуры народы севера делали подошвы для сапог, ремни для нарт, лыж, собачьи упряжки и даже байдарки. Мясо и ласты шли в пищу, а жир использовался для освещения. Сейчас из-за сокращения популяции добыча морского зайца запрещена.

Хотите узнать больше о Карелии? К вашим услугам: словарь и набор интересных фактов и легенд.

Карелия

Пулькин Василий Андреевич

Пулькин Василий Андреевич (1922-1987) писатель

Произведения: “Вепсские напевы. Этнографические новеллы” (1973 г.), повесть «Азбука детства» (1981 г.), «Глубокие воды Корбярви» (1985), «Возвращение в сказку» (1986)

Язык произведений: русский язык

Главная тема творчества: жизнь вепсской деревни
 
ОТ АВТОРА
Живу я теперь в городе, но нет года, чтобы летом не приехал погостить в родную деревеньку, что уютно расположилась на живописном берегу Капшозера. Посидеть с удочкой на зеленых берегах. Покупаться в чистых ее водах. Полакомиться ягодами, которых в здешних лесах много и разных.
В свои Нюрговичи из Кировска на Неве, где я проживаю по воле судьбы, еду на комфортабельном «Икарусе» мимо новых поселений, как грибы после дождика выросших за последние годы: крупнейшей в Европе птицефабрики «Синявинской», животноводческих комплексов, зданий сельских ПТУ, нового Тихвина, каменного поселка совхоза «Тихвинский Бор», по чудесному шоссе. А дальше пересаживаюсь на местный автобус и качу аж до самых Харагинич, куда еще совсем недавно и пешком-то не пробраться в распутицу было.
Остальные же шесть километров иду прямиком, преодолевая крутые горы и болота, по тропе, проложенной еще далекими предками.
Родную Вепсию я начинаю ощущать уже от реки Сясь («сяськ» – «муха»), берега которой еще совсем недавно заселяли вепсы. Дальше почти все названия селений, рек, речушек, урочищ: Кайвакса («каксь ваксад» – «два вершка»), Сарожа («cap» – «лесная чаща»), Пялья («пяльдяс» – «подниматься»), Уляндех (высокое место) и другие – вепсские.
Еду я мимо этих мест и невольно перебираю в памяти некоторые эпизоды из истории народа, некогда широко расселившегося по северо-западу России, а теперь живущего в пределах северо-восточных районов Ленинградской области, на побережье Онежского озера да на западе Вологодской области, в селах с чисто вепсским населением.
По поводу того, откуда появились здесь вепсы, среди ученых согласия пока нет. Одни считают, что пришли они с Восточной Прибалтики. Другие полагают, что весь сформировалась на исконной территории. Третьи выдвигают гипотезу восточного происхождения вепсов.
Может быть, расселившись здесь в отдалении от городов и крупных поселений, вепсы сумели до сих пор сохранить свой чудесный язык, обычаи, традиции, фольклор…
 
Когда я еду в родную деревеньку, сердце мое наполняется тихой радостью. И понятно. Ведь я возвращаюсь в свое детство, в эту удивительную сказку. И всю дорогу вспоминаю своих родителей, учителей, школу, соседей – всех, кто в моей жизни сыграл важную роль и оставил глубокий след в сердце…

<…>

 
ПРОГУЛКА В ЛЕС
– Ишь комарье-то как разыгралось. Не иначе как к вёдру, – встретив меня на крыльце, сказала мама, указывая на тучу поющих свою песню комаров.
С вечера шел дождь, мелкий, нудный. Мама такой дождик называет грибным. Шел он и утром. Но пока мы завтракали, перестал, небо прояснилось.
– А не сходить ли нам, мама, в лес. Давненько я там не бывал, стосковался.
Действительно, выросший в лесу, я и дня не мог прожить, не побывав в нем. А когда приходилось выезжать в город, скучал по лесу.
– Пойдем, пойдем, – ответила мама и быстро собралась.
Мы шли с ней не спеша и вспоминали прошлое. Мы говорили с мамой друг другу: «А помнишь?» – и цепочка памяти, будто ниточка из клубка, тянулась длинно-длинно.
– Временами я вчерашнего дня не помню, – призналась мама, – а тут вспомнилось даже то, что было в далекой молодости.
Да. Свойство памяти чудесное. Есть на свете люди, у которых память очень цепкая, сильная. Такой человек помнит все мелочи своей жизни, прочитанные книги… в жизни я встречался с такими людьми и всегда удивлялся им.
Блеснула в эти дни памятью и мама. За долгую жизнь среди вепсов мне приходилось слышать множество всевозможных примет, разного рода мудростей по всякому поводу, но я помнил их очень мало. Мама же за один раз рассказала мне их столько, что я еле успевал их запоминать. Вот некоторые из них:
«Кошка поднимается на печь летом – к холоду». «Сосульки длинные – весна будет длинная». «Камень мокрый – к непогоде». «Паутина на траве – к хорошей погоде». «Кошки скребутся – к дождю». «Гуси улетают – жди снега». «На натертую ногу или нарывающий палец прикладывают папоротник, он вытягивает жар». «От головной боли используют высушенный лесной хмель». «При кашле и простуде пьют чай, заваренный из высушенных корочек морошки, или настои брусничного листа, запаренного без воды в чугуне в горячей печи». «На нарыв кладут лепесток мать-и-мачехи, намыленный мылом». «При сильных болях в животе едят можжевеловые ягоды». «При ломоте в костях выпаривают герань и прикладывают к больным местам». «Собранные травы надо оставить на ночь на земле, чтобы их хорошенько смочила роса…»
Утро следующего дня на самом деле оказалось теплым, солнечным. И мы с мамой опять направились в лес.
– Люблю я, сынок, по лесочку ходить-бродить. Ох, и люблю, призналась она. – Здесь вроде ты в гостях у добрых хозяев. Все двери открыты. Все угощения для тебя. Не ленись только. Ешь, пей, собирай впрок.
Мы подошли к Сильмсо, и мама смело завернула на болото.
– Идем чернички поедим.
– Какая здесь черничка, когда, поди, десятки человек уже перед нами побывали…
– Ты молчи и иди себе. И для нас найдется.
На самом деле с краю по одной-две, а чем дальше в глубь болота, то все больше и больше попадались нам сочные и вкусные ягоды. И я удивлялся:
– Неужели сюда никто не заходил? Болото-то рядом с деревней, никак не обойти его...
– Болото-то, сынок, рядом. Ягодки – те прячутся так, что иному они за комки моха покажутся… Ты замечал иножды: в лесу ходишь и собираешь грибы. Одному они не попадаются, а другой по тому же следу идет и собирает их.
– Истинная правда, – отвечаю. – Ходили мы на днях с Верой за ними. Она ходила по моему следу и клала в корзину гриб за грибом, а я их не видел. Она собрала полную корзину, я же пришел с пустой.
– Вот, вот, вот, – подтвердила мама. – Что я тебе говорила? Природа, сынок, любит во всем порядок.
По болоту росла не только черника. Была здесь и голубика, и клюква, правда, еще не спелая. По сухим кочкам попадались кисти поспевающей брусники.
Мы по крутому склону боковины поднялись на обросший кустами и мелким березняком увал. Я присел на осиновый пень.
– Давай немножко посидим. Дыхание что-то запирает.
Мама посмотрела на меня внимательно:
– Раненько это у тебя… А я, час сказать, этим не страдаю. – И присела рядом на упавшую березу. – Поляночка-то эта дяди Васи Чистякова, – заговорила она, отдышавшись. – Ровно сто лет старичок прожил. Да, правду сказать, человеком был очень ладным. Такую длинную жизнь прожил, а худого слова о себе не оставил. Самое его плохое слово было: «Ой, ты бес, ты бес». И это-то слово говорил не зло, даже ежли и сердился. А шутник какой был! Уж не пройдет мимо ни ребенка, ни взрослого, чтобы не пошутить. Но шутки у него были не злобны, а скорее добрые. Есть люди, которые смотрят, как бы укусить шуткой другого человека, а то над его недостатком посмеяться. Этот же пошутит всегда об чем-нибудь постороннем. Другой раз скажет ребенку, который отчего-то плачет: «Смотри-ка, как облачко-то пляшет, а ты плачешь». Или: «Гляди-ко, гляди-ко, как солнышко-то улыбается. Улыбайся и ты». А то больше шутит про себя. Другой раз увидишь его с палкой в руках и скажешь ему шутя: «Что-то сегодня, дядя Вася, не на Вороном, а на суковатке поехал». Он улыбнется и скажет: «Да пускай Вороной сегодня отдохнет». Дядя Вася до девяноста пяти лет проработал в колхозе. И работал только на лошади. «Отберут у меня сивку-бурку – и я умру, – говорил он. – Только благодаря лошади я и держусь на этом свете». Зимой, летом, осенью, весной – всегда на лошади. Только повозку меняет. Утром иножды начинает запрягать лошадь, так подумаешь, что он уснул. Час, а то и дольше возится вокруг нее. У другого человека раз-два и упряжка готова, а дядя Вася запрягать не торопится: пока не проверит всего, не подгонит сбруи по телу, чтобы нигде комар носа не поточил, все вокруг лошади проходит. Чтобы уж ни одна лишняя мусоринка не мешала. Зато никогда с возом в дороге не сиживал. Воз тоже укладывал очень медленно. Ежели, скажем, возит сено, то так уложит, утопчет, что ни одна сенинка с его воза не свалится. Возы возил небольшие, чтобы не перегружать лошадь. Лучше лишний разочек съездит.
До войны мужики ездили в подводы аж в Тихвин. У большинства на дорогу уходило четверо суток. Дядя Вася всегда ездил целую неделю. А если, бывало, его упрекнет продавец, почему, мол, долго, он с улыбочкой ответит тому: «Я же ездил не на бревне, а на лошади. А она с душой. Зачем же ее без ума-то гнать буду?»
Дядя Вася любил лошадей, а те в свою череду его. Раз он в дороге заболел, да так тяжело, что даже потерял сознание. А погода была вьюжная, снежная. Так лошадь не остановилась на дороге, а ночью по заваленной по колено снегом дороге привезла его домой из самого Пашозера…
А то, вот, хочешь, сказку расскажу тебе, тоже с давних...
 


А также:
Спецпредложение
специальное предложение
Благоустроенный коттедж в 100 км. от Петрозаводска и 300 км от Санкт-Петербурга, у воды, рассчитан на 6 основных и 2 дополнительных места (3 спальни). Июнь и июль - 6000 рублей. Август - 8000 рублей.
от 8000 руб
Главная → Карелия → Искусство и культура Карелии → Писатели и поэты Карелии → Пулькин Василий Андреевич