отдых в Карелии
Туры Размещение Карелия Достопримечательности Фото Отзывы

Водяной

Водяной — хозяин рек, озер, болот и других водоемов. Зовут его еще и водяником, и водовиком. Вначале предметом поклонения была сама вода. И только потом возникла персонификация. Вера в водяного укреплялась чувством страха, который вызывали у людей глубокие омуты с темной водой, с воронками, уходящими в неведомую пучину, засасывающие болота, бурные реки. Внешний образ водяного складывался из сочетания вполне человеческих признаков с необычными. Чаще всего это старик с зеленовато-седой бородой, голый, весь в тине, подпоясанный зеленой травой, в травяной шапке, черный, обросший, с лапами вместо рук, с двумя рогами и хвостом. В любой момент он способен превратиться в щуку или сома, прикинуться толстым бревном. Зимой водяной, как и сама вода, спит. И если какое-то место в водоеме не промерзало, считалось, что оно тает от дыхания спящего. С началом весны он, голодный и сердитый, просыпается, ломает лед и гоняет рыбу. Для человека водяной олицетворяет вредоносную разрушительную стихию.

Липатов В. Водяной. \\ Юность. 1998, № 3.

Грушко Е. А. Энциклопедия русских чудес.

Хотите узнать больше о Карелии? К вашим услугам: словарь и набор интересных фактов и легенд.

Карелия

Баллады

В разделе представлены баллады, собарнные от сказителей на территории Карелии, в различных ее частях, и опубликованные в сборниках.

  • Василий и Софья

Исполнитель:
Степанова Ирина Андреевна, 1857 г.р. д. Пяльма, записано в 1940 г.

Собиратель: Дмитриченко В.Р.

Опубликовано: Русские эпические песни Карелии

Было да жило у вдовушки девять дочерей,
Вси они по церьквам пошли,
И вси они ставились крылысам,
И вси они запели: «Господи боже, прости». 
А одна у нас Софеюшка промолвиласи,
Думала сказать: «Господи боже, прости» —
А там попалось сказать:
«Васильюшко, братец, потронься сюда».
Тут проведала Васильюшкова матушка, 
Ай скорехонько-то сбегала в харчевенку,
Ай на гривенку купила зелена вина,
А на другую купила зелья лютого вина.
Она Василью подносила зелена вина,
А Софеи подносила зелья лютого вина.
«Ты, Васильюшко, пей, да Софеи не давай,
А Софеюшка пей, да Василью не давай».
А Васильюшко пил да Софеи подносил,
А Софеюшка пила да Василью подносила.
Ну, оба оны тут и преставилиси. 
Ой Васильюшку делали дубовый гроб,
А Софеюшки делали клейновый гроб.
Васильюшку несли князья-бояра,
А Софеюшку несли нища братия.
А Василья несли на буйных головах,
А Софею несли на белых руках.
Тут Василья хоронили о праву церьквы руки,
А Софею хоронили о леву церьквы руки.
На Софеи вырастала золота верба,
А на Васильи вырастало кипарицно деревцо.
Старый идут — так наплачутси,
А в полвека идут — так надивуютси,
А малы детушки идут — так наиграютси.
И проведала Васильева матушка,
И скорее бежала во кузницу, 
Сковала тупиченку немудрую,
Кипарицно деревцо она повырубила,
А золотую вербу она повысушила.

  • Дмитрий и Домна

Исполнитель:Ефремова Анастасия Ивановна, 1893/95 г.р. д. Калгалакша, записано в 1956 г.

собиратель: Величко Т., Суханова И.

Опубликовано: Русские эпические песни Карелии 

Сватался Митрий-князь по две годы да по три осени,
На четверту осень только свадьбе быть,
Только свадьбе быть да к венцу пойти.
Случилось Митрию идти к заутрене, 
А Васильевичу к воскресеньския.
Бросалася Домночка по плеч в окно,
Да Фалилеевна да по поясу.
«Этот ли, матушка, Митрич-князь,
Этот ли, сударыня, Васильевич?
Ой сутул-горбат, наперед покляп,
Ноги кривы, глаза косы,
Кудри желты залежалися,
Речь-то у Митрия, верно, карельская».
Митрию-князю забедно пало
Да за конфуз.большой.
Пришел он к сестрице к Софье да Васильевной.
«Уж ты, Софьюшка да ты Васильевна,
Позови-ка ты к себе Домну Фалилеевну,
Ты скажи-ка, что Дмитрия дома нет, 
Да Васильевича не случилося».
Пришла к ним Домнушка да Фалилеевна.
«Ты садись-ко, садись, да Домна Фалилеевна,
Дмитрия-князя дома нет,
Васильевича да не случилося.
Будем-ко с тобой мы чаёк пить,
Чаёк попивать да пир пировать».
Села Домнушка да Фалилеевна
Ко тому столу ко дубовому.
«Выходи-ко ты, Дм (итрий)-князь,
Да из-за завесы да из-за шелковой».
Выходил тут Дм (итрий)-князь да из-за завесы,
Говорил тут Дмитрий таковы слова:
«Ты зачем сюда пришла, да змея лютая,
Змея лютая да подколодная? 
Ты поди-ка, Софьюшка Вас(ильев)на,
Зови-ко попа да протопопа,
Мы со Домнушкой да повенчаемся».
Взяла Домнушка ножичек булатный
И говорила таковы слова:
«Не достанься, ты мое тело белое,
Не сутулому да не горбатому,
Не ногам кривым да не глазам косым,
А достанься, мое тело белое,
Гробовой доски да сырой матери-земли».

  • Князь Михайла и жена

Исполнитель:Иванова Анастасия Васильевна, 1880 г.р. д. Гридино, записано в 1956 г.

Собиратель: Вавилина С., Лукина Л., Величко Т., Суханова И.

Опубликовано: Русские эпические песни Карелии 

Ездил Михайлушка-князь да молодый,
Он искал себе жану беляну,
Красну хорошу жану Марфиду.
Он нашел себе жану беляну, 
Красну хорошу жану Марфиду.
Он приходит к своей матушке родимой.
«Уж ты, мать-то матушка родная, государыня Авдотья,
Уж ты пой-корми мою жану беляну,
Красну хорошу жану Марфиду, 
Ты корми-тко ей круписцатой пшаницой,
Пой ее да ключавой медовой водицей».
Поезжат Михайла-князь да во цисто поле.
Мать его беляну невзлюбила,
Парну баенку топила,
Серый камень нажигала,
Белы груди у беляны прожигала,
Вынимала три да три приметы:
Первая примета — жили с Михайлушкой во совете,
Другая примета — бладень во утробы,
Третья примета — Михайлушка-князь да во дороге.
Полагала беляну во колоду
И спускала колоду
В рецку быструю да каменистую.
Воротился Михайлушка-князь да из циста поля, 
Он приходит к своей маменьке родимой, к государыне Авдотье.
«Ой же ты, мать моя матушка родная, государыня
Авдотья,
Ты скажи-тко, скажи, где моя беляна,
Красна хороша жана Марфида?»
«Твоя беляна ушла в лес по ягодки да медовы,
Сбирать ягодки да щипать яблоньки».
Тут метался князь Михайлушка да молодый,
Он искал свою беляну,
Красну хорошу жану Марфиду.
Он приходит к своей маменьке родимой, к государыне Авдотье. 
«Ой же ты, мать моя матушка родима, государыня Авдотья,
Ты скажи, скажи, да не утай, скажи,
Где же жана моя беляна,
Хороша жана Марфида?»
«Твоя беляна ушла в парну баенку помыться 
Да в божью церковь помолиться».
Тут метался князь Михайлушка да молодый,
Он искал свою жену беляну.

(Не нашел.)

Опять приходит к своей маменьке родимой, к государыне к Авдотье.
«Ой же ты, мать моя родная, государыня Авдотья,
Ты скажи, скажи, да не утай, скажи,
Еще где же жана моя беляна,
Красна хороша жана Марфида?»
«Твоя беляна ушла на рецку за водицкой
Да в соседы порядовны». 
Ты метался князь Михайлушка да молодый
Ко своим соседам порядовным.
«Ой же вы, соседы порядовны,
Вы скажите, не утаите,
Где же моя беляна, 
Красна хороша жана Марфида?»
«Мать твоя родна беляны невзлюбила,
Парну баенку топила,
Серый камень нажигала,
Белы груди прожигала, 
Вынимала три да три да три приметы:
Первая примета — жили с Михайлой во совете,
А другая примета — младень во утроби,
А третья примета — князь Михайлушка да во дороге».
Тут Михайлушка к соседам да распростился, 
Ой пошел Михайлушка ко синему морю,
Приходит к рыболовам.
«Ой же вы, рыболовы-лбвьци да удалы молодци,
Да прошу вас, закиньте шелков невод,
Вам придет да рыбы много». 
Рыболовы заметали шелков невод,
Им пришло да рыбы оцень много.
«Ой же вы, рыболовы-ловьци да удалы молодци, 
Вы закиньте во второй раз да шелков невод,
Вам придет рыбы немного». 
Рыболовы заметали шелков невод,
Им пришло рыбы немного.
«Ой же вы, рыболовы-ловьци да удалы молодци,
Вы закиньте в третий раз да шелков невод,
Вам не придет рыбы ницого,
Вам придет одна тина».
Рыболовы заметали шелков невод,
И пришла в неводе одна тина,
И пришла колода.
Брал Михайлушка-князь,
Вытягал эту колоду,
Из колоды брал беляну,
Становил булатный нож
Черенем ей на белую грудь,
А на булатный нож становился своей грудью.
«Где лежит жана моя беляна,
Хороша жана Марфида,
Там лежи да князь Михайлушка да молодый».

  • Князь Роман и Марья Юрьевна

Исполнитель: Миккова П.В., 65 лет
д. Поньгома, записано в декабре 1963 г.

Собиратель: Митрофанова А.А., Разумова А.П.

Опубликовано: Русские народные песни Карельского Поморья / Сост. А.П.Разумова, Т.А. Коски, А.А. Митрофанова.Л., «Наука», 1971, № 201.

Да походит Роман да за охотамы, 
Да и он стреляё гусей да белых лебедей, 
Да и перелетных малых серых уточёк. 
Да и унимат Романа молода жена, 
Да и молода жена, да Мария Юрьевна. 
Да и не послушал Роман да молоду жену, 
Да и молоду жену, да Марию Юрьевну. 
Да еще сей ночи Марьюшке мало спалось, 
Да вот мало спалось да во снях виделось: 
«Да и сокатился перстень со правой руки, 
Рассыпался перстень на мелки зёрна, 
Да еще все-то зернышка присобрала, 
Да одного зерна я не могла собрать». 
Да села Марьюшка да все к окошечку, 
Да тут глядела Юрьевна в синё море, 
Да во синем мори да есть три тычинки, 
Да есть три тычинки, идет три карабля, 
Да три чернёные да оснащенные. 
Да забегают карабли в гавань корабельную. 
Да опускают паруса белополотняны, 
Да чтой бросают якоря в воду булатныя, 
Да опускают шлюпочки дубовыя, 
Да тут садятся три татарища неверныя. 
Да стала Марьюшка да тут тулитися, 
Да стала Юрьевна да хоронитися, 
Да из бела шатра да на новы сени, 
Да со новых сеней да на красно крыльцо, 
Да со красна крыльца да во чисто поле. 
Да села Марьюшка да тут под кустышек,
Да села Юрьевна да под ракитовой. 
Да ищут татарища неверные, 
Да пришли в чисто полюшко под кустышки, 
Да брали Юрьевну да за белы руки, 
Да целовали Юрьевну в сахарны уста, 
Да уводили Марьюшку да на корабличек, 
Да увозили Юрьевну да во свои города. 
Да тут вернулся Роман да со охотушки, 
Да еще Марьюшки в палаты не пристатилося, 
Да стал искать Роман да молоду жену, 
Да молоду жену, да Марью Юрьевну. 
Да лисицамы, куницамы овесился, 
Да черными соболями опоясался, 
Приходил на кораблик татарища, 
А увел домой молоду жену, Марью Юрьевну.

  • Молодец и королевична

Исполнитель:Малышева Анастасия Яковлевна, 1908 г.р. Д. Семеново, записано в 1938 г.

Собиратель: Алексеев Н.Н.

Опубликовано: Русские эпические песни Карелии 

Король-то молодца крепко возлюбил, многим жаловал.
«Не ходи-ко, молодец, по честным пирам».
Короля молодец не послушался,
Взял ён допьяна вина накушался, 
Еще пьян молодец порасхвастался:
«Уж я днем служу королю Литовскому
Верой-правдою, слугом верною,
Ночью спать хожу к душечке королевичне».
Как стемнел король, как есть темна ночь,
А сревел тут грозный, как есть лютый зверь:
«Уж вы, пановья, вы, улановья,
Вы, борзы поганые татаровья,
Вы берите подлеца за белы руки да за златы персты,
А ведите его во чисто поле, 
А срубите там ему буйну голову
И представьте саблю кровавую
Против этых окошек против царских,
Против тых палат белокаменных».
Говорит тут молодец таковы слова:
«Уж вы, пановья, вы, улановья,
Вы, борзы поганые татаровья,
А ведите-ка меня по той улице,
Где живет душа Елена-королевична».
Заиграл тут молодец в гуселышки яровчаты,
Еще бросилась Елена по поюсу в окошечко.
Говорит тут Елена таковы слова:
«Уж вы, пановья, (вы, улановья,
Вы, борзы поганые татаровья) 1,

Вы берите за его денег сто рублей,
Еще мало вам того — целу тысяцу». 
Палачи на деньги не уконулись, 
А свели тут молодца во чисто поле, 
А срубили там ему буйну голову
И представили саблю кровавую
Против тых окошек против царских, 
Против тых палат белокаменных. 
Говорит тут Елена таковы слова: 
«Уж вы, пановья, вы, улановья, 
Вы, борзы (поганые татаровья),
Уж вы, няньки, служанки мои верные, 
Омывайте-ка меня побелешенько, 
Одёвайте-ка меня поскорешенько». 
А брала тут Елена саблю вострую, 
А сошла ёна во цисто поле,
А срубила там себе буйную голову, 
А представила саблю кровавую 
Против тых окошек против царскиих, 
Против тых палат белокаменных.
«Где пала головушка гусиная,
Тут падет головка белой лебеди,
Пусть проклятый князь глаза выпучит».

1 В рукописи после «пановья» следует «и т. д.», то есть строки повторяются.



А также:
Спецпредложение
специальное предложение
Благоустроенный коттедж в 100 км. от Петрозаводска и 300 км от Санкт-Петербурга, у воды, рассчитан на 6 основных и 2 дополнительных места (3 спальни). Июнь и июль - 6000 рублей. Август - 8000 рублей.
от 8000 руб
Главная → Карелия → Искусство и культура Карелии → Фольклор Карелии → Баллады